Новая холодная: американцы готовы к затяжной войне

2018-12-04 15:36:11 34 admin
 Новая холодная: американцы готовы к затяжной войне

«Верните Крым», «Отпустите моряков», «Прекратите агрессию» — сегодня американские политики, обращаясь к России, все чаще используют ультимативную форму. Противостояние Москвы и Вашингтона все больше походит на новую холодную войну. Но с одним исключением: анализировать соперника, изучать его ходы и понимать его логику в Вашингтоне больше некому. Как деградировали отношения России и США, почему их ренессанса придется подождать и чем это все чревато, рассказывает «Газета.Ru».

«Война с Россией?» — такое провокационное название носит вышедшая недавно в США книга известного американского политолога Стивена Коэна.

И хотя невнимательный читатель может увидеть в названии очередное доказательство «американской пропаганды», ее автор думает совсем иначе и, наоборот, озабочен антироссийским накалом в американских СМИ.

«Для большинства главных газет «Руссогейт» стал, по-видимому, своего рода культовой журналистикой, которую не смогут поколебать никакие расследования или анализ. И это само по себе становится все большим фактором, способствующим новой «холодной войне», — пишет политолог в новой книге, полное название которой «Война с Россией? От Путина и Украины к Трампу и Руссогейту».

Автор отмечает, что, несмотря на все публикации в СМИ истории о связях президента США Дональда Трампа и России, вмешательстве в выборы, а также «измене» самого Трампа, все эти обвинения пока так и остались бездоказательными, что не мешает американским журналистам обвинять Москву во всех смертных грехах. Коэн также отмечает, что в прессе не слишком обращают внимание на слова маститого американского журналиста Боба Вудворда, что он не нашел никакого «сговора» между Трампом и Россией, хотя два года посвятил исследованию этой темы.

Известный своим интересом к нашей стране, Коэн, про которого его друг поэт Евгений Евтушенко написал «Россией он всегда обеспокоен», пытается бить во все колокола: «Во время предыдущей «холодной войны» вероятность ядерной катастрофы была на переднем крае американской политической дискуссии, обсуждения в средствах массовой информации, а также принималась во внимание во время разработки политики. Во время новой она редко вообще вызывает озабоченность».

В облаке «токсичной пыли»

Несмотря на то что тема России в США, как уверяет часть экспертов, «никого не интересует», главные американские СМИ публикуют все новые и новые статьи о «зловредных русских».

Обстановка кажется даже немного наэлектризованной — во время недавнего выступления в престижном Принстонском университете российского посла Анатолия Антонова американская студентка даже повздорила со своей русской подругой из-за слов, сказанных дипломатом. Тот, когда речь зашла о российско-американских отношениях, попытался немного пошутить, сказав, что отношения надо налаживать тогда, когда «осядет токсичная пыль».

Хотя российский дипломат всего лишь обыгрывал популярное сегодня слово «токсичный» в отношении России,

американская студентка всерьез увидела угрозу ядерной войны, решив, что речь идет о радиоактивной пыли, которая появляется после ядерного взрыва.

При этом дружелюбный и общительный Антонов смог захватить внимание аудитории и терпеливо отвечал на все вопросы, в которых звучали не только упреки, но порой и справедливая критика российской «телепропаганды». Однако вопрос одного из участников дискуссии, кажется, немного вывел его из себя. Речь шла о договоре РСМД — теме, хорошо знакомой Антонову, который многие годы занимался ей в МИДе, а потом и в Минобороны. Автор вопроса поинтересовался, что должна сделать Россия, чтобы снять «озабоченности США по договору».

«Я вам пытаюсь сказать сегодня. Мы готовы сотрудничать с США, уважаем Америку и американские интересы, но мы требуем того же. Нам не нравится, когда нам говорят, что мы должны сделать, а США будут в роли профессора, который требует ответа на вопрос», — ответил Антонов.

О том, что часть американских политиков и чиновников действительно вполне комфортно чувствуют себя в роли профессоров, читающих лекции, один из авторов этой статьи смог убедиться во время недавней поездки в США.

«Давайте сразу начнем с очень простой вещи, а потом уже перейдем к вопросам. Наша самая большая забота сегодня, то, с чем мы имеем дело, — это еще один пример агрессии со стороны России», — так начал встречу с российскими журналистами исполняющий обязанности помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Кристофер Робинсон, подразумевая ситуацию в Керченском проливе.

По его мнению, пока ситуация не изменится, Москва не может рассчитывать на улучшения отношений с Вашингтоном. Хотя сейчас появились разные версии, почему Трамп отменил встречу с президентом России Владимиром Путиным на саммите G20, в качестве официальной заявлено задержание Россией украинских кораблей и моряков.

В целом, дискурс в США идет именно вокруг того, что в ситуации виновата, прежде всего, Россия, а версия Москвы об опасных маневрах украинских кораблей отметается сходу.

Робинсон утверждает, что российское правительство знает все шаги, которое оно должно сделать. «Оставьте корабли. Дайте Украине использовать ее право для передвижения судов, и давайте вернемся к минским соглашениям», — перечисляет Робинсон, забывая отметить, что их не спешит выполнять сам Киев, да и использование акваторий морей этим документом не регламентируется.

«Я не буду отвечать за Украину и их позицию. У нас есть диалог. Мы хотим, чтобы они дальше следовали путем реформ. Но вопрос здесь: российская агрессия не дает возможности для прогресса», — ответил американский представитель Госдепа на вопрос «Газеты.Ru», нет ли нарушений минских соглашений со стороны Киева.

Вице-президент консервативного аналитического центра Heritage Джеймс Карафано отмечает, в свою очередь, что одной из целей политики США является стабильность в Европе, на Ближнем Востоке и в Азии. А политика Путина сейчас якобы является угрозой стабильности.

А вот директор Евразийского центра Атлантического совета, бывший посол США на Украине Джон Хербст считает, что наладятся дела с Россией тогда, когда она вернет Крым. Произойдет это уже при следующем поколении политиков, уверен дипломат.

«Они поймут, что небольшой кусочек собственности Украины — это ничто по сравнению с будущим страны», — жестко говорит эксперт. Хербст не верит в статистику, что большинство крымчан выступают за нахождение в составе России, а референдум в Крыму называет «шуткой».

В США также продолжают быть уверенными и в правильности санкционной политики. На вопрос, насколько она эффективна, большинство экспертов говорят, что, не будь санкций, Россия могла бы пойти дальше в своих шагах.

Такой позиции, в частности, придерживается вице-президент фонда Карнеги Эндрю Вайс. «Мы знаем, что эти санкции имеют самый серьезный эффект», — поясняет эксперт. По его словам, если бы не введенные ограничения, возможно, России могла бы дойти до Мариуполя.

К России с любовью, но без перспективы

«Наши отношения с Америкой ходят по замкнутому кругу. Мы мало знаем друг о друге и оттого многого не понимаем. Мы многого не понимаем, потому что мало друг о друге знаем. Вроде бы говорим об одном и том же, но часто имеем в виду совершенно разное»,— пишет в предисловии к своей новой книге «Русские и американцы. Про них и про нас таких разных» американист Михаил Таратута.

При этом стоит отметить, что на бытовом уровне американцы высказывают позитивные оценки России. Те, кто были в нашей стране, с восторгом вспоминают российскую кухню и культуру. Один из американских экс-чиновников с удовольствием готов поговорить о русской литературе и выражает желание пойти на лекцию о российской интеллигенции писателя Людмилы Улицкой— на недавнюю встречу с ней в один из экспертных центров Вашингтона пришли немало заинтересованных слушателей.

Даже посол Джон Хербст, несмотря на негативные оценки российской политики, говорит, что россияне талантливы, и вспоминает российских нобелевских лауреатов. Студенты, изучающие международные отношения, рассказывают, как на семинарах обсуждают, какой именно формат для улучшения отношений с США будет лучше и что «мягкая сила» должна возобладать над «жесткой».

Одна из немногих позитивных сторон сегодняшней конфронтации — это то, что американские студенты проявляют повышенный интерес к России. На встрече с Антоновым в престижном Принстонском университете яблоку было негде упасть: «Мы пришли заранее, потому что за несколько дней до встречи организаторы объявили, что из-за повышенного интереса в зал могут пустить не всех. Даже очередей было несколько, мы были в первой, для студентов», — рассказывает собеседница «Газеты.Ru», побывавшая на встрече.

Выступление посла слушали внимательно и смеялись, когда тот предложил одному из задавшему вопрос парню «не смотреть CNN», а также обещал прислать «пару бутылок водки».

Однако в конце выступления иронические слова посла поняли буквально, когда он попросил минутку тишины для «пропаганды». Как оказалось, Антонов хотел сказать, что посольство выпускает новостной бюллетень, где можно прочесть о российском взгляде на те или иные события.

Правда, аплодисментами были встречены его слова о том, что он приглашает всех в посольство, где собирается угостить студентов хорошим обедом.

Однако, несмотря на активную работу посла, практически все собеседники «Газеты.Ru» в США сходились в мысли, что улучшение отношений дело не близкой перспективы.

Директор центра Военно-политического анализа директор Центра военно-политического анализа в Институте Хадсона Ричард Вайц указывает, что за свою жизнь он уже четыре раза видел, как те или иные политики хотели улучшить отношения между нашими странами. «Однако все они проваливались», — с сожалением замечает он.

По его словам, тот уровень отношений, который есть сейчас, «неестественен», так как разница между нашими странами не так велика. Он должен улучшиться, однако Вайц не уверен, что застанет этот момент: «История все скорректирует. Когда — никто не знает».

Сам Вайц хорошо знаком с Россией, однако знаниями современных российских реалий сегодня могут похвастаться немногие американские эксперты, говорит «Газете.Ru» ведущий эксперт The Atlantic Council Мэтью Берроуз: «К сожалению, конец «холодной войны» ознаменовал собой тот факт, что Россию не нужно было изучать. Поэтому региональные исследования в университетах были распущены. Следовательно, широко распространено незнание о России после «холодной войны».

«Вся советология оказалась практически брошенной на произвол судьбы за ненадобностью, поскольку агонизировавшая Россия перестала восприниматься как прямая угроза. Сейчас ситуация снова изменилась, но специалистов по России можно пересчитать по пальцам, иных уж нет, а те далече.

Неслучайно все чаще встречаются объявления о наборе на работу в спецслужбы людей со знанием русского языка», — делится своими наблюдениями живущий в США управляющий партнер Rusinfoservice llc Дмитрий Климентов.

Он напоминает, что на рубеже 1980-1990-х годов в Америке существовало свыше 100 научно-исследовательских центров, так или иначе «заточенных» на анализ процессов, происходивших в СССР. «Любое уважающее себя СМИ считало долгом иметь корреспондента или целое бюро в Москве», — подчеркивает он.

Правда, это не помогло, говорит Климентов: «Распад СССР все эти эксперты-советологи — и независимые, и в спецслужбах, и в Госдепе, будучи на голову выше в профессиональном смысле, чем их сегодняшние собратья, — все же проспали».

Источник: gazeta.ru

Categories

Our page on FaceBook